Что написано пером... Манифест ...не прочтёт и CD-ROM!

Новости Лирика Отзывы Другое Ссылки
Объявления Песенник Обновление ЧаВо? Гостевая


Проза

назад

Homo sapiens vulgaris
(Добрый Вадя, "I.F.K.")


Лабиринт
Собака Пф-Пф
Плут


Сие творчество не претендует на гениальность, но отвечает на давно наболевшие вопросы:

Можно ли уложить на лопатки намасленного голого негра?
Каковы координаты вашего члена?
Почему собака Пф-Пф не лает?
Можно ли связать веник из человеческих нервов?

Читайте.

Вадя.


Лабиринт

Медленно прогрызая мягкие ткани кишечника, он продвигался к голове. Приятная слизь окутывала всё тело, непроницаемая темнота создавала чувство полной безопасности, и только лёгкий шум постоянно работающих челюстей нарушал кромешную тишину, такую любимую и убаюкивающую. Иногда попадались кости, но он уверенно их огибал и продолжал свой прежний путь. Когда он уставал, то останавливался и засыпал на том же месте. Каждый уголок его лабиринта был частью его самого. Его жизнь, его пища были этим лабиринтом и он не представлял себя без него. Прогрызая его с самого рождения, он ощущал лишь меняющуюся вокруг плоть. Он не знал зачем делал это, но вгрызался всё глубже и глубже, порой радуясь, порой грустя. Чувства менялись и он не мог объяснить из-за чего. Он жил для того, чтобы грызть, он грыз для того, чтобы жить. Шло время, рос лабиринт, всё дальше протягивая свои полые щупальца к голове…
В голове особенно хорошо. Вокруг всё было очень ново и имело необычный вкус. Он подолгу оставался на одном месте, наслаждаясь сытостью и уютом в полной неподвижности. Его мысли лились плавным замедленным потоком и прерывались только глубоким сном. Сладкое спокойствие окунуло его в полудрём, из которого он уже не выходил…
…Сонное тело резко тряхнуло от сильного толчка. Мышцы инстинктивно сократились, и он свернулся калачиком.
Толчки следовали один за другим с переменными интервалами. С каждым из них его бросало в разные стороны, больно ударяя о стены лабиринта. Постепенно приходя в себя, он стал понимать, что его мир разрушается, сминается под неимоверной силой встрясок. Но тут раздался оглушительный резкий хруст и яркий луч света ослепил его…
Он медленно прозревал. Свет казался уже более спокойным и резкие толчки сменились плавными покачиваниями. Совсем недалеко от себя он увидел слепящее ярким светом отверстие. Страх охватил его, он приготовился умереть, но ничего не произошло.
Отверстие было не столько раной в его мирке, сколько раной в его сознании, которое своей непостижимостью разрушало все его прежние представления о жизни. Он долго оставался в страхе, но на смену пришло любопытство. Осторожно он начал подкрадываться к отверстию. В некоторые мгновения решительность покидала его, но он всё же продвигался вперёд. Вот он достиг отверстия и очень медленно, аккуратно чуть-чуть высунулся.
Сильный поток ветра окатил его тело, но удивление его было слишком сильным, чтобы это заметить. Перед ним открылось огромное пространство, оно было так велико, что стен не было видно и всё уходило в безмерную голубую пустоту. Существо неимоверного размера несло его и его мир. Уродливые громадные конечности этого чудовища, обёрнутые в какую-то странную материю, мерно покачивались в пустоте . Голова его была увенчана копной слипшихся вьющихся волос, спадавшей на два громадных, в красных прожилках глаза. Рот, чёрной убийственной дырой, испускал зловоние.
Сердечко не выдержало, воздух встал поперёк горла и конвульсии передёрнули маленькое тельце…
Недалеко от вокзала, во дворике старого полуразрушенного дома, у большой кучи мусора пили бомжи. Они орали, ругались, плевались, кто-то уже валялся тут же в грязи, уродливый, вдрызг пьяный. На расстеленной прямо на земле газете, служившей импровизированным столом этому пиршеству, лежали уже опустевшие бутылки, остатки полугнилых помидор, раскрошенное печенье и наполовину обглоданная вобла. Рыбина валялась прямо посередине стола, разломанная, неаппетитная, и из её глаза торчал странно скорчившийся червячок. Червячок такой маленький.., беленький.., мёртвенький.

к списку

Собака Пф-Пф

Собака стала самым распространённым негуманоидным компаньоном среднего горожанина, человека ограниченного как умственно, так и пространственно. Кому как не ему прекрасно известны все прелести бетонной стены или закрытой двери с большим швейцарским замком. Этот "маленький асфальтовый таракан", вечно прячущийся по разным тесным комнатушкам, только и думает о уединении и спокойствии. И, о чудо! Он чувствует себя одиноким! И естественно, жертвой его одиночества становится собака, которой приходится разделять с ним все муки затворничества.
Разве может такой человек ощутить всю прелесть ранней утренней пробежки под дождём вокруг детской площадки, купания в грязной луже или же весь восторг охоты за ободранной кошкой со всем присущим этому действу лаем и гамом? Увы, человек потерял весь свой первобытный охотничий энтузиазм и стал невосприимчив к прелестям неурбанизированной среды. Но даже этому ничтожному существу приятно прийти домой после работы и убедиться, что его встречает верный четвероногий друг. Для того чтобы дружбу человека и собаки не омрачали вышеупомянутые взаимные недостатки, в наших лабораториях, методом селективного отбора, выведена Sobaka beznogus, называемая в просторечье - собака Пф-Пф.
Эта собака представляет собой "комок шерсти" без лап, глаз, носа, пасти, хвоста, ушей, когтей и.т.д. Лишь небольшая дырочка на месте головы позволяет ей дышать и улавливать голос хозяина. Собака Пф-Пф не двигается, не лает, а только внимательно слушает, тихо посапывая: "пф-пфф, пф-пфф".
Она лежит где-нибудь у вас на полке и её трогательное "сопящее" присутствие наполняет вашу душу радостью, рассеивает одиночество. Это существо не нуждается в уходе, так как питается энергией высокочастотных волн, но если вы будете хотя бы изредка её поглаживать, а ещё лучше, брать её иногда на руки, то доставите ей, таким образом, огромное удовольствие, тем более что данная порода отличается очень нежной и красивой шерстью. Размножается собака Пф-Пф методом почкования, но пока, к сожалению, только в лабораторных условиях.
Многие возразят нам в наших рассуждениях, и я уже даже слышу протестующие крики, взывающие к справедливости и корящие нас за бесчеловечность.
Конечно, заурядный обыватель к которому попал этот труд, не может постичь своим скудным умишком всех нюансов столь громадной работы и сделать объективные выводы. Но для этого и существует ваш покорный слуга, чтобы всё прожевать и отрыгнуть вам в пасть.
Наше общество при проведении любых работ (теоретических или практических) прежде всего руководствуется принципами гуманизма. И данная работа не была исключением. Селекция проводилась без применения мутагенных средств, только с особями, уже проявившими признаки "низкоуровневого сфероидного развития". Для того чтобы не углубляться в глубокие научные рассуждения, ограничимся лишь описанием психологического состояния собаки Пф-Пф, которое (наши исследования это доказывают) гармонично сочетается с её физическим состоянием.
Если пользоваться простыми фактами, то выявляется очевидность, что отсутствие утраченных органов и членов обуславливает отсутствие соответствующих желаний и необходимости ими пользоваться. Не надо думать, что собака Пф-Пф, как и её сородичи, нуждается в активном движении и восприятии окружающей среды посредством зрения, обоняния и прочих рецепторных чувств. Как примитивный представитель сфероидов собака Пф-Пф всегда находится в состоянии "утреннего полудрёма", когда любая умственная или физическая активность крайне обременительна и нежелательна. Собака Пф-Пф хочет лишь спокойствия, нежных ласк и тепла.
В наших лабораториях идёт так же работа по выведению хомяков Пф-Пф и попугаев Пф-Пф.

к списку

Плут

Вульгарно обвив кривыми ногами две последние ступени стремянки, Солодухин неаккуратно вбивал в стену храма пятидюмовый гвоздь, тем самым варварски нарушая строгий монолит белой стены, дабы повесить на него лик Божий. При этом он мерзко кряхтел, словно похотливый пёс, и отвратительно вилял оттопыренным задом. Одним словом, представлял собой весьма сомнительный пример человеческой изящности. Видимо, поэтому, рассерженный столь вопиющим поведением в своей обители, Бог и решил сконфузить мышцы держащей молоток руки Солодухина.
Одиннадцатый удар пришёлся чересчур сильным, да ещё - по самому краю шляпки гвоздя. Солодухин вскрикнул и в болевых конвульсиях опрокинул стремянку ногами, хотя сам остался висеть - плоская шляпка плотно прижала его жирный указательный палец к белёсой стене храма Господнего. Ему стало больно, поэтому он сильно закричал, - матом, выдавая сим криком свою низменную животную натуру. Но храм в это время дня был пуст, а святые отцы в отъезде, - в соседней деревне, на ярмарке, где они крестили новорожденных и не в меру выпивали.
- Эх, едрить твою на лево, помогите, - орал Солодухин, капая слюной на деревянный пол. - Христом молю, люди добрые.
Но никто не отвечал. Только Эхо повторяло его грязные ругательства, прилежно затухая на седьмом повторении, согласно законам Божьим и акустике помещения.
- Ентать копать, - продолжал голосить Солодухин. - Ну, хоть кто-нибудь, поможите! Ау!
- …Ау,… Ау,… Ау, - повторило Эхо похабное выражение и смолкло, затерявшись средь позолоченных канделябров.
Солодухин примолк, почесал свободной рукой оголившуюся из-под рубашки поясницу и снова разразился потоком отборного сквернословия. Словно, чёрные вороны слова его разлетелись по храму, оскверняя своей грязью благопристойность святого места. Разлетелись и канули в тишину, ни разу не повторившись.
- Эй, ты, смерд окаянный. Язык свой поганый прибери. Не в кабаке, всё же.
Неимоверно обрадовавшись, Солодухин с трудом повернулся, щурясь от боли и натужно пыхтя. Пред взором его предстал молодой человек в белоснежной мантии и очень бледным красивым лицом. Он стоял возле опрокинутой стремянки, смотря на него чистыми голубыми глазами.
- Ого, - удивлённый чудному образу юноши сказал Солодухин. - Странный то какой, як девчонка. Ну-ка, стремяночку мне пододвинь, паренёк. А то рука совсем отнимается. - Не паренёк я, и имя моё Эхо. Назначен я сюда, в храм, словам окрас божественный придавать, да повторять их семь разов для пущей солидности, а не стремянки похабщикам подавать.
Солодухин подозрительно покосился на юнца. - Да прости ты меня грешника. Подай стремяночку, я тебе после крыночку самогону налью. А? - Пускай тебе леший её нальёт, смерд. Будешь висеть здесь весь день. И попробуй у меня хоть раз ругнуться, покараю тебя грешника страшнее самого Люцифера, - сказало Эхо, пригрозив Солодухину перстом. - Не заставляй меня далее хамство твоё повторять.
Вознеся руки к небу, Эхо растворилось.
Целый час висел Солодухин молча, да всё разумел, как заставить Эхо себя освободить. Думал так сильно, что ноги его вспотели, а уши приняли необычный бордовый оттенок, став похожими на переваренные вареники. Однако надумал. Рискованно надумал.
- Ськаси, - заорал он во всё горло
- Ськаси, ськаси, скьасиськаси ська сиська, сиська … - громко подхватило Эхо и, вдруг обнаружив плутовство, взвыло от негодования. От воя задымились кадила, и страшно затряслись стены. Гвоздь расшатался, натяг его шляпки ослаб и Солодухин упал на пол, распластавшись на нём обрюзгшим телом своим, словно мешок с вяленой рыбой.
- Вот ты и попался, паренёк, - сказал Солодухин и быстро выбежал из храма. Уже на улице, под весёлым летним солнцем, он скрутил из остатков махорки папироску и довольно затянулся.
- Пойду-ка самогоночки хряпну, - крикнул он в открытую дверь храма. - Авось и леший присоединиться. Ехидно усмехнувшись, Солодухин поправил свои грязные штаны и зашагал прочь.
В храм он более никогда не возвращался, а лик Божий на стену пришлось вешать самому отцу Фёдору, который с Эхом всегда был в ладах, хотя самогонку любил даже больше Солодухина.

к списку

www.ifk.ru - официальный сайт группы I.F.K.


назад


новости | лирика | отзывы | другое | ссылки
объявления | песенник | обновление | чаво? | гостевая