Что написано пером... Манифест ...не прочтёт и CD-ROM!

Новости Лирика Отзывы Другое Ссылки
Объявления Песенник Обновление ЧаВо? Гостевая


Проза

назад

Сказки дядюшки Игоря
(Boehpyk, "Animal ДжаZ")


Возвращаясь к напечатанному
...скажи мне что-нибудь хорошее...
Про Обжорку и Засоньку


Возвращаясь к напечатанному

Интересно как вообще происходила встреча, про которую написали здесь?

В.Сурков: Садитесь, ребята, располагайтесь.
Гройсман (хмуро): Ходора-то небось также усаживали...
БГ: Это кто здесь "ребята"?
В.Сурков: Не будем ссориться. Мы собрались здесь для конструктивного диалога.
Шнур: Спеть опять с кем-нибудь хочешь? А это типа тендер? Мои гаврики за ящик вискаря тебе подыграют влегкую, только свистни. И ящик мне как менеджеру.
В.Сурков: Об этом позже. Сейчас я уполномочен высказать вам, как представителям рок-элиты...
Рок-элита (хором): Представителям чего?
В.Сурков: Объясняю: во-первых, вас все знают и вы не Чикатило. Значит элита. Во-вторых, вы когда-то играли рок, а некоторые даже утверждают, что и сейчас этим занимаются. Значит рок-элита.
Лева и Шура: А мы что, тоже рок играли?
В.Сурков: В администрации Президента сказали что да.
Лева (Шуре): Слышь, баклан, мы типа рок и все такое...
Шура (Леве): А ты думал? У меня в туалете даже плакат Iron Maiden висит.
В.Сурков: Так вот, вам, как представителям рок-элиты, предоставлено почетное право поучаствовать в укреплении вертикали власти.
Гройсман: А можно я еще попутно поучаствую в удвоении ВВП? Я небольшой процент беру, мне даже можно бартером. Ма-аленькую нефтяную скважинку.
В.Сурков: А полметра моей нефтяной трубы тебе не подарить? Обо всем этом опять же позже. Сейчас же от вас требуется не допустить повторения в Москве украинских событий.
В.Бутусов: Будьте любезны, напомните, что там произошло.
БГ: Ом мани падме хум.
В.Сурков: Там произошла оранжевая революция.
Лева и Шура: А Украина - это где? От Австралии далеко?
Земфира: Фу. Я - и в оранжевом?
Гройсман: И моим теперь что, перекрашиваться? Альбомы уже изданы, смена имиджа потребует дополнительных расходов. Смету я сейчас составлю.
В.Сурков: Не надо ничего менять. От вас требуется всего лишь сохранять спокойствие, если случатся социальные катаклизмы. И никоим образом не поддерживать революционно настроенную молодежь.
БГ: Ом мани падме хум.
В.Сурков: Вот, я вижу, Борис Борисович меня понимает.
Рок-элита (хором и вразнобой): Не, ну как это?.. Мы же типа рок... Рок - это протест... Sex Pistols...
Шнур: Fuck the system! Буа-га-га!
В.Сурков: А Вас, господин Шнуров, я бы попросил вести себя поприличнее, а то мы Вас в Куршевель больше не возьмем. (Рок-элита затихает)
В.Бутусов: Простите, а что значит "сохранять спокойствие"?
В.Сурков: Во время оранжевой революции украинские рок-музыканты бесплатно играли для оппозиции.
Гройсман и Пономарев (хором): Бесплатно???
Лева и Шура: Для чего они играли?
В.Бутусов: А как определили, что они играли для оппозиции?
Гройсман: А как определили что они играли бесплатно?
Земфира: А как определили что они вообще играли? Играть - это в Лондоне. У нас - это мучение сплошное.
БГ: Ом мани падме хум.
В.Сурков: Определять что и как - это работа соответствующих органов. И выводы из их работы могут впрямую повлиять на ваше благополучие.
Гройсман: Я так и знал. Ходором запахло.
В.Сурков: Вы же понимаете, что задача власти - всячески укреплять статус кво государства. И идеология играет здесь немалую роль. Кстати, некоторые артисты всячески поддерживают меры, направленные на стабилизацию общества.
Шнур: Точняк. Агутину клип Минобороны снимало.
В.Сурков: Мы надеемся, что вы все поймете правильно и не будете провоцировать молодежь на меры радикального толка.
Лева и Шура: Ради какого толка?
Гройсман: А что нам с этого будет?
В.Сурков: У любых музыкантов есть проблемы, и власть по мере возможностей может их решить.
Гройсман: А пенсии тогда с чего платить будете? Знаете сколько сейчас аренда студии в Лондоне стоит?
В.Сурков: Не волнуйтесь, эти вопросы мы будем решать в рабочем порядке. Сейчас мы не просим вас ни о чем конкретном, просто знайте, что в Администрации Президента вас не забыли. Вот, Борис Борисович, если что, подтвердит.
БГ: Орден дали.
В.Сурков: Вот именно. Так что, уважаемая рок-элита, дерзайте, жгите, так сказать, глаголом, а мы пока выработаем общую концепцию этого самого глагола.
Шнур: Да я как-то больше по существительным... И те короткие...
БГ: Ом мани падме хум.

к списку

...скажи мне что-нибудь хорошее...

В тридевятом царстве (ближе нельзя, иначе сказка не получится), на далеком болоте, куда даже Фродо со своим кольцом никогда не добирался, жило-было Что-Нибудь Хорошее.
Не сказать, что жило оно хорошо, на болоте особо не пошикуешь, инфраструктура там не развита, индустрии развлечений вовсе никакой, с транспортом беда, одна только экологическая обстановка располагает, да и то если выбросов болотного газа нет.
Однако на здоровье Что-Нибудь Хорошее не жаловалось, лопало себе лягушек, плескалось в омутах, а по ночам смотрело на болотные огни, думая что это северное сияние.
Единственной проблемой Что-Нибудь Хорошего был его очень острый слух. Когда кто-нибудь из жителей всех царств и государств до тридевятого включительно, произносил фразу "скажи мне что-нибудь хорошее", Что-Нибудь Хорошее это слышало так хорошо, как будто говорят у него над ухом, и думало, что это обращаются к нему. Оно не было сильно в пунктуации и не знало, что между "скажи мне" и "что-нибудь хорошее" нет никакой запятой, а даже если бы и знало, поди разбери эти запятые на слух. Люди же говорят не телеграммным языком, а обычным. Поэтому Что-Нибудь Хорошее очень часто вскидывало голову, топорщило уши и гулко кричало: "Да, я здесь! Что тебе сказать?". Но ответа никогда не получало. Люди переходили на неразборчивый шепот, который потом часто перерастал в подозрительные чмоканья.
Но Что-Нибудь Хорошее было оптимистом и утешало себя тем, что из Тридесятого царства и всех царств, лежащих дальше него ничего слышно не было, и как минимум половина окликов до его ушей не доходила. На самом деле, между Тридевятым и Тридесятым царствами в незапамятные времена трудолюбивые китайцы от нечего делать, построили Звуковой Барьер, в котором вязли любые звуки. Преодолеть Звуковой барьер могли только очень быстрые самолеты, но где вы видели в Тридесятом царстве быстрые самолеты?
Но про Звуковой Барьер Что-Нибудь Хорошее не знало и просто наслаждалось тишиной с одной стороны.
Все изменилось, когда в одном из государств до тридевятого люди создали Общество Анонимных Пессимистов. Члены ОАП собирались по понедельникам, средам и пятницам в девять вечера по местному времени, долго обнимались, говорили друг другу, что все плохо, а потом начинался Час Взаимного Утешения. ОАПисты разбивались на пары, и один из них просил второго "скажи мне что-нибудь хорошее", а второй должен был всячески поднимать настроение товарища.
Для Чего-Нибудь Хорошего наступили черные времена. Час Взаимного Утешения приходился на глухую ночь по болотному времени и Что-Нибудь Хорошее очень скоро почувствовало что такое бессонница. Со всех сторон оно слышало как к нему обращаются и требуют что-то сказать, но что именно нужно сказать Что-Нибудь Хорошее не знало. Спать днем оно не привыкло, да и вообще, что за манера - постоянно чего-то требовать?
Что-Нибудь Хорошее промучилось так месяц. Потом, когда иссякли запасы энергетических напитков, оно собрало вещички и пошлепало по болоту в местную администрацию, где сменило фамилию на Нови Дурное. И стало называться Что-Нибудь Дурное. Собственно, всем было все равно, а вот Чему-Нибудь Дурному сразу стало легче жить, ведь нечасто люди просят сказать им что-нибудь дурное. Оно стало хорошо спать, пополнело и залоснилось на боках.
Мораль: чем ты дурнее, тем легче жить.

к списку

Про Обжорку и Засоньку

Обжорка и Засонька были сестрами. И притом сиротами. Мама их померла от ожирения, а папу три года пытались разбудить, потом плюнули и закопали так. Протянули, конечно, веревочку из гроба к памятнику, а на памятник повесили колокольчик чтобы, если проснется, позвонил, да колокольчик сперли бомжи на металлолом, а капроновая веревочка истлела после первого же кислотного дождя. Вот такая вот чернуха.
Жили они душа в душу. Обжорка ела и смотрела телевизор, а Засонька сутками спала. Еда у них не переводилась. Ходили слухи, что чуть ли не сам Господь Бог ради смеха подкидывал им продовольствие. Он где-то услышал выражение "харя треснет", и с тех пор мечтал посмотреть на это зрелище воочию. Так что он там мухлевал потихоньку с хлебами, благо не впервой, а со временем освоил эту технику и в отношении остального ассортимента средней руки супермаркета. Хотя, может, все это слухи, а сироток подкармливала благотворительная организация "Педагоги против апартеида".
Кстати, если вы думаете, что Обжорка была толстая - вы ошибаетесь. Ей приходилось очень много бегать от холодильника к телевизору, а когда передача была интересная - таскать телевизор за собой, потому что он легче холодильника, поэтому она были лишь слегка полненькая. Зато ленивая Засонька, которая, кстати, едой отнюдь не пренебрегала, пухла на глазах и катастрофически теряла форму.
И вот однажды, когда Обжорка нагуливала во дворе аппетит перед вторым ленчем, мимо их дома проходила злая фея Супер Система Шесть. Фея была страшная, худая как щепка и в брюках-бананах. Сзади у нее болтался подозрительного вида рюкзак, а спереди на майке был нарисован изуродованный труп Росса Макдональда. При взгляде на Супер Систему Шесть в голову почему-то приходили слова "Золотой Граммофон".
- Здравствуй, девочка! - ласково проскрипела фея, - Ты почему одна гуляешь? Где твои родители?
- Померли родители, - Обжорка с хрустом развернула чизбургер, - по телику реклама, Засонька спит. В гости не зову, самим есть нечего.
- А кто такая Засонька? - заинтересовалась фея, - Твоя собачка?
- Какая собачка? Сестра это моя. Дрыхнет целыми днями, туша этакая, расползлась на полдома, телевизор до кухни не дотащить.
- Туша? - глаза у супер Системы Шесть загорелись, - ты хочешь сказать, что у твоей сестренки есть лишний вес?
- Она вся лишний вес. Там мозга грамм на триста, остальное жир.
- Отлично! Тебе повезло! Я как раз занимаюсь тем, что помогаю людям избавиться от лишнего жира. Ты же хочешь свободно ходить по дому и таскать за собой свой любимый телевизор?
- Ну, хочу, - прочавкала Обжорка.
- Так вот, всего за пять долларов и 99 центов я продам тебе волшебный комплекс, который без ущерба для здоровья снизит вес твоей сестры на семьдесят три процента!
Обжорка подозрительно покосилась на фею.
- А электрическая мухобойка в подарок будет?
- Будет, будет. Пойдем, девочка, я покажу тебе как действуют эти чудо-пилюли.
В комнате было жарко. Посередине лежала необъятная Засонька. Где-то под ней предполагалась кровать, но ее не было видно уже давно. Супер Система Шесть достала из рюкзака подозрительную баночку, вытряхнула оттуда еще более подозрительную красную пилюлю и отправилась в обход Засоньки. Обход продолжался довольно долго.
- Девочка, а где тут у нее рот?
- А я откуда знаю? Когда она в него ест, я телик смотрю.
- А можно ее разбудить?
- Не получится. Через пару дней сама проснется. Когда есть захочет.
- Да, случай запущенный. Придется кормить насильно.
И злая фея Супер Система Шесть после долгих исследований нашла щелочку откуда дуло, и затолкала туда свою вредоносную пилюлю. И случилась катастрофа. Потому что жира в Засоньке было так много, а пилюля была такая сильная, что весь жир не просто сгорел, а взорвался вместе с феей, пилюлями, домом, телевизором и Обжоркой.
С одной стороны, конечно, жалко сестренок, они не виноваты, а виновата наследственность. С другой же - одним коммивояжером стало меньше.
Мораль: хочешь жить - держи форму.

к списку

www.animaljazz.spb.ru - официальный сайт группы Animal ДжаZ.


назад


новости | лирика | отзывы | другое | ссылки
объявления | песенник | обновление | чаво? | гостевая