Что написано пером... Манифест ...не прочтёт и CD-ROM!

Новости Лирика Отзывы Другое Ссылки
Объявления Песенник Обновление ЧаВо? Гостевая


7раса

назад


2003-Iй круг
2005-Качели
Другое



2003-Iй круг

Первый круг
В поисках рая
Вечное лето
Чужими глазами
Рост
Тоска
Черная весна
Право
Смерть моего тела
Зеленый дом
24 часа
Армагеддон

к списку


Первый круг

Свобода - миф, система права -
Твоя доброта не доживёт до утра.
Столько лет меня так верно ждёт
Твоих бледных плит лед.

А в царстве мертвых следы живых

***** ты не оставишь меня здесь ничем!
***** ты дашь мне вырваться из этих упругих стен
Туда, где я снова всех люблю, я опять свободен;
Там я больше не умру с иглой в руке в разгаре лета.
Мне осталось сделать...

Бессмысленный шаг, болезненный взгляд.
Меня мои никогда не простят.
Столько лет устала звать и петь
Твоих вечных труб медь.

Самым добрым, отзывчивым
Насмешки и боль в итоге станут наградой.
Иногда мне кажется, что жизнь на земле –
Это просто первый круг ада.

к списку


В поисках рая

Земные радости меряя золотом,
Самым злым из всех известных металлов.
Он никогда не делится поровну,
Им все равно всегда его будет мало.

Тратя на это время,
Тратя на это пули,
Хватит ли у нас желчи,
Чтобы они повернули?!

Я знал ваши миры,
Меня тошнит от полноты
256 оттенков серого.
Я ты и наши сны,
Что не боятся высоты.
Я жив, пока в глазах твоих рай.

Убив внутри себя все интересное,
Считая деньги последней реальностью,
Чтоб отхватить кусок рая небесного,
Всех остальных толкнут к позорному краю.

Ведь рай внутри тебя, рай в тебе,
Ты должен знать!
Страх, смех, смерть и чья-то боль -
Ты есть вся земная соль.

к списку


Вечное лето

Быстро моё солнце к закату катится,
Освещая дороги мои грязные, унылые.
Те, что пройдены мной с таким напрягом,
А светлые и думать обо мне давно забыли.
Вот бы снова стать маленьким мальчиком,
Чтобы рисовать все, что с нами должно случиться.
Я бы рисовал, и ничего плохого
С нами бы уже не могло приключиться.

Мир был бы другим -
Я был бы живым...

Я б не рисовал танки и взрывы,
Этому позже они меня научат,
Я б нарисовал большое солнце,
Чтобы каждому достался хотя бы маленький лучик.
Дай мне снова стать этим мальчиком,
Чтобы рисовать все, что с нами должно случиться,
Я бы уберёг вас от страха и боли,
Так часто коверкающих наши лица.

Вечное лето рисуют дети -
Я не хочу быть большим.
Вечное лето, я верю детям,
Я не хочу быть большим

Путаясь в шинелях, умирая пятнистыми,
Мир наполняем лишь цветами траура.
Если б ты не знал, что такое ненависть,
Ты бы ни за что в меня тогда не выстрелил.
Дай мне снова стать этим мальчиком,
Чтобы рисовать все, что с нами должно случиться,
Я бы рисовал, рисовал бы без устали,
Чтобы смягчить наши лица.

Вечное лето рисуют дети...

к списку


Чужими глазами

Все твои 16 лет
Твоя густая кровь мне как в горле ком
Всех запрещённых тем... мне так легко быть всем
В твоих больших глазах, что будут знать...

Видеть мир чужими глазами,
Как сквозь стекло их злых мутных знаний.
Я всё отдам, чтоб ты не узнала,
Чтоб дольше ты любила, летала.

Ты в свои 16 лет
Для них давно объект.
Я вижу, как уродливая кисть
Испортит лист...

Боль со мной, всегда со мной...
Я больной, ведь мне здесь постоянно страшно...
Будь со мной, всегда со мной...
Я больной, ведь мне здесь постоянно страшно...
За...
Твои глаза...

Я не хочу, чтоб стали жесткими твои глаза...
Не убивайте в них свет и радость первых лет,
Тот яркий свет, тот чистый свет.
Рез убив, нельзя вернуть тот детский смех...
Не убивайте детей!

к списку


Рост

Я трогаю пальцами опухшие гланды,
Мне снится напряжение с деревьев почек.
Люди, озверевшие от нехватки витаминов,
Мне все чаще что-то недоброе бросают в спину.
Зелень травы в этом городе –
Для меня единственное противорвотное.
Я тоже рад весне как любое другое животное.

Весна продолжит твой рост,
Я проживаю лишь сны,
Потоком талых вод в мозг
Пусть перейдут к тебе мои посты.

Головы юных пробило капелью,
А кого-то не вставляет уже целых шесть весен.
Кто-то заметил, что мы стали слабее
Воспринимать, что нас здесь кто-то бросил.
Я разгоняюсь в тусах на кухнях,
Но я не уверен что дальше я полечу.
Что-то утеряно несколько весен назад,
Где я все кому-то кричу: «Драйв! Драйв!!!»

к списку


Тоска

Листья над городом не кружатся -
Они плотно прижаты к земле дождем.
Так и нам осталось блеснуть
Перед смертью или перед долгим сном.
Эти краски – последняя память,
И поэтому нам так нравятся.
Кто-то придумал и дал людям время,
Чтоб они точно знали что старятся.

Я стал теперь про себя смеяться,
Но это смех совсем другого рода.
Никто не скажет, куда заведёт
Тебя в итоге твоя свобода.
Сколько депрессий нужно отдать
За каждую каплю полученных знаний?
Здесь никто не простит, не поймет
Твоих сугубо личных переживаний.

Солнце забилось куда-то в угол
Неба, словно мутные воды.
Видно, страшно смотреть на гибель
Того, что грело целых полгода.
Кто-то придумал и дал людям тоску этого движенья,
Но не сказал что это – близкая смерть?
Или просто успокоенье?

Тоска, тоска, тоска старше, чем все слова...
Тоска...

к списку


Черная весна

Ты один, и только плачет март
Каждой каплей за окном.
Ты не знал, что можно переждать,
Что все пройдет.
Ты снова станешь сильным,
Кому-то очень нужным.
Ну чем тебя взяла...

Та, твоя весна, где черный снег и грязь,
Бледное небо.
Да – и каждый знал,
Хотя никто не спас,
Как будто весь мир предал я.
Уже во всем себя виню,
Ломая дверь уборной.
Нам наверно нужно привыкать,
Весна бывает черной...

И то лишь главное, что в человеке
Внутри вселенная умрет навеки.
Мне все равно, что скажут наши страны -
Ты не успел стать для кого-то главным,
Кому-то очень нужным.
Ну как тебя взяла...

Чем, весна, таких как мы согреешь...
Так, весна, ты мало нас жалеешь...

к списку


Право

Огненно-желтый шар,
Низ моего живота.
Я не помню в каком направлении
Двигалось время, дыша.

Твоё право – видеть,
Твое право - не стать
Рабом чужих идей,
Знать или зависеть
От слепых людей.

Мне прописан страх с недоверьем
Хроникой каждого дня,
Череда нелегальных растений...
Кто это решил за меня?

Здесь плюют все сверху на – твои права,
Здесь прижмут средь бела дня - твои права,
Но никто не отменял - твои права,
Если ты за них стоял.

к списку


Смерть моего тела

Меня не станет утром,
Ведь я увидел берег
С пустыми кораблями,
Что вместо мачт с крестами
В одном лишь направлении плывут -
Назад дороги нет...

Жаль, что не можеть петь
О том, как мне легко,
Тело мое, что станет гнилью.
Пусть переломит смерть
Мое больное дно – тело мое.

В глазах не будет страха -
В них растворилось небо.
И стала невесомой
Моя грудная клетка.
По мне не ставьте свечи -
Я продолжаю жить.

Когда октябрь своё возьмет,
Меня укроет и спасет листва
Осколками солнца.
И будет греть
Или сожжет,
Отравит медленно, как ртуть, меня
Моя любовь, моя тоска...

Я жду твоих объятий, откровений.
Я жду...

Я сплю - мне будет вечно сниться осень.
Я сплю...

к списку


Зеленый дом

Мой зеленый дом скоро станет клеткой (станет ржавой клеткой)...

Как же за решетку попало наше небо?
Как же за решетку попали наши листья?
Путь – путь бычьей злобы и вечной боли...
Не дай захлебнуться нам их алкоголем!

Но я верю, что где-то мир есть
Зеленый (свободный), как мой лес,
Мой зеленый дом...

Кто решил, что мне приятней вкус бетона?
Кто решил, что мне приятней вонь бензина?
Что тебе подскажет зашитый в сердце пластик:
Это и есть твое счастье?

Похоронен заочно, раздавлен машиной...
Не дай нам сломаться под их героином...

к списку


24 часа

24 часа, чтобы жить, -
Короткий срок, но ты мог бы
В него все вложить.
Попробуй!

Когда миллионы звезд устанут жить вечно,
Когда мы вдруг поймем, что нам остались сутки,

Встречая день в последний раз,
Мне не страшно жить.
Возьми все сейчас,
Встречая ночь в последний раз,
Ведь завтра нет.
Отдай все сейчас...

Пусть мир хоть раз в твоих глазах
Вдруг станет твоим домом.
Представь, как всех вокруг
Очистит неизбежность.

24 часа быть богом.
24 часа не знать меры.
24 часа быть богом.
24 часа абсолютной веры.

к списку


Армагеддон

И все мы горько заплатим за наши эксперименты,
Когда из натуральных продуктов останутся лишь экскременты,
Когда нас полностью задавит Золотым кирпичом,
Наступит эра тракторов, которым все нипочем.

В моей крови давно бушует растворенная жесть
...Армагеддон уже здесь
Страшно поверить в долгожданную месть
...Армагеддон уже здесь

Звон кошельков в ваших поясах мешает мне спать,
Ну что ещё, кроме этого, вы миру сможете дать?
Но может сдвинется хоть что-то под конец в голове,
Когда вы все надорветесь поднимая «лавэ».

Я заливаю в себя пойло, чтобы вспомнить кто я есть
...Армагеддон уже здесь
Страшно поверить в долгожданную месть
...Армагеддон уже здесь

Кому вы молитесь – Маммоне и лакированным богам?
Я знаю, что большие деньги липнут к грязным рукам.
Но ничто не забыто – никто не забыт,
И адвокатов не будет когда нас будут судить.

Но никого не испугала «Звезда Полынь»,
Паденье наших самолетов, катастроф едкий дым.
Страшно поверить в долгожданную месть
...Армагеддон уже здесь

к списку


2005-Качели

Оставь нам боль
Качели
Нечаянно
Топливо
Враг культуры
Ты или Я
Е.А.
Подъём
Солдат
Люди гибнут за попс
Нет сомнений
Три цвета
Революция

к списку


Оставь нам боль

Я попал в спектакль,
Где все вокруг против,
Я не верю ни одному их жесту.
Истина в алкоголе или всё дело в наркотиках?
Но хочется оторваться от этого злого места.
Приступы страха,
Приступы бессильной злобы.
Лето как анестезия – снимается осенью.
Ты снова один в этом подлом городе,
Где все, испугавшись, друг друга бросили.

Оставь нам боль,
Чтоб сделать лучше
И чище всех.
Оставь нам боль,
Я должен помнить,
Как хрупок мир.

Каждый день мрачный льет
Дождь за окном.
Это не дождь,
Это внутри тебя кто-то плачет.
Мир - это не чей-то трип на экране.
Всё, что тебе навязывают, ничего не значит.
Жив лишь тот, кто не разучился чувствовать.
Счастлив тот, кто познал эту муку.
Страшно за тех, у кого всё в порядке,
Кому осталось лишь разогнать скуку.

к списку


Качели

Летели к черту облака с большой скоростью.
Я знал, что должно случиться осенью.
Глаза и волосы мои выцветут,
А твои станут чёрными с проседью.
Как больно осенью горло сжимается,
Как жаль, но я разучился плакать,
И не умея словами всё это высказать,
Упал всем телом в осеннюю слякоть.

Я умираю на качелях,
Я ненавижу этот спорт.
Как вы любили, куда смотрели,
Что наше небо кто-то стёр.

Расчёты компьютеров оказались неверными,
В кострах красно-жёлтых сгорело последнее лето.
Мне кашлем твоим окна в комнате вышибло.
Да, я стал суеверным слишком, наверное.
А люди по-прежнему верили в праздники,
За хлебным мякишем не видя большего.
В надгробных надписях так мало спорного.

Не жаль реального, жаль иллюзорного

к списку


Нечаянно

Поздняя осень - весна ранняя.
Снова не знаю, куда мне деться.
Неподъёмное настроение,
Пограничное состояние,
Словно кровь стала гуще,
Так тяжело бьется сердце.

Когда я ещё раз тебя увижу,
Когда я снова глотну кислорода,
Стану ли я дышать свободней?
Равнодушие – чувство среднего рода.
Ещё раз я войду в эту воду,
В сотый раз она окажется грязной.
Пальцы коснуться, но я не увижу.
Любите хотя бы ближних.

Всё новые и новые грани боли,
События, которым не дать объясненья.
Печаль моя уже не несёт света,
Поскольку сильно разбавлена алкоголем.

к списку


Топливо

Я не хочу об этом думать,
Не хочу вспоминать.
Кому-то всё это поведать
И заново переживать.
Не осталось никого,
Кого б я мог любить.
И я не вижу ничего,
Что заставляло бы жить.
А время тащится по кругу, что сегодня, что вчера.
И я стал узником, я проклят в каком-то дне сентября.
Меня размоет дождь или раздавят облака.
Я должен уехать, цена билета одна – жизнь.

Я придумал эти песни
Так, как я хотел.
Но всё это пустое,
Даже то, что не успел.
И серый день мой
Не согреть ни пойлом, ни травой,
Ни психотропными полётами,
Ни ядерной зимой.
Я смотрю на своё тело, наверно, это просто сеть.
Я ненавижу его – оно должно умереть.
И я с тоской смотрю на птиц, покидающих нас стай.
А мы здесь только для того чтобы качать кайф?

Моя последняя обитель – осень – мой вечный зов.
Мои глаза наполняет красно-жёлтая кровь.
Уже не чувствую боли, лишь усталость и грусть.
И уверенность в том, что сюда я не вернусь.
Мои руки опустились, как плети, до колен.
Я помню лишь униженье и череду ваших измен.
Я заебался искать в чужих ученьях свет.
Иллюзии надежды в прошлом – будущего нет.

к списку


Враг культуры

Мама, где твои прозрачные воды
И шум твоей буйной зелёной свободы -
Одна ты лишь помнишь себя молодой.
Ты стала дряхлой и грязной старухой.
Мы часто любили тебе вспаривать брюхо,
И, глядя на нас, теперь ты чуешь лишь страх.
Ты так поседела в наших руках.

Я враг такой культуры.

Мы делаем былью страшную сказку,
Но сами боимся предвидеть развязку.
Идите, оставьте меня – я больной.
Зачем перевязка гноящимся ранам,
Потухшие лица прилипнут к экранам.
«Сомнительна ценность духовного мира?»
«Нам новую дозу телеэфира!?»

За деньги и власть вечно будет война,
Менять хоть флаги хоть имена,
Что мёртвому банки все перемены,
Веди за собой нас, Томас Маккена.

к списку


Ты или Я

И как будто в миг вдруг сбылись все сны.
Под ногами не чувствуя земли,
Я иду, спотыкаясь – ведь ты опять со мной,
Ты нужна мне как дым моим лёгким.

Я не хочу тебя знать такой другой,
С кем ты ещё раз покажешь, что можешь быть плохой.
Но как приятно и гадко иметь такую дрянь.
Мне страшно думать кто хуже - Ты или Я?

В сотый раз умерев между расслабленных ног,
В сотый раз проклинаю твой порог(к).
Мы свободны настолько, насколько мы сильны,
Мы в ответе за тех, кого приручили.

к списку


Е.А.

Все грани моих эмоций
Качели: где я, где ты.
Память не хочет спать,
Травит и мне не убежать
Дальше своих красных глаз,
Ближе тех, с кем ты сейчас.

Е.А., Е.А., считай и меня.
Мы у цели, сколько слабых душ
Ты на себя взяла?
Е.А., Е.А., сожгла меня.
Грела, грела, но захлебнулась
Пухом моя весна.

Кто простит, кто станет злым.
Жизнь сломать, чтоб отомстить
Другим...

Мне нужно стать слепым,
Пусть убивает дым,
Две буквы для меня -
Следы того (её) огня.

к списку


Подъём

Пусть наше солнце никогда не садиться,
Пусть нас не ждут к обеду месяц домой,
Какие дерзкие весёлые лица -
Год 92-й.

Танцы на грани провала,
Игры детей с огнём,
Нам дня не хватает -
Не спать, подъём, подъём!

Всегда по полной и всё-таки мало.
Мы не умеем давить тормоза.
И наши ангелы пьют, что попало -
Глоток и на небеса.

к списку


Солдат

Я солдат из этих частей что спят
Под толщью степей чужих.
Спасибо всем, кто верит в то, что я ещё жив.
А ты не спишь, ты веришь в день когда

Ты забудешь про боль и про страх,
Тревогу за тех, кто в очагах.
Ракетой меня не убьет,
Твой дом больше не упадёт.

Я забыл, на чьей стороне
Я был за грязную нефть и власть.
Спокойных снов всем тем,
Кто закопал меня в эту грязь.

Я в твоём горле комом,
Чтоб ты помнил я в твоём горле...

к списку


Люди гибнут за попс

Трудно заподозрить в этих песнях хоть немного зла.
Их глупые улыбки несут в наш дом столько тепла.
Бросая нам с экранов нелепые сплетения слов,
И в разных вариациях и в разных позициях нам дарят любовь.

Но средний слушатель страны всё равно идиот.
Дешёвый опиум народу – альтернатива не пройдёт.
Такие вкусы и нравы предвещают потоп,
Но, не вдаваясь в размышленья, люди гибнут за попс.

Трудно не поверить в гениальность содранных вещей,
Западных окрасок, модных клипов для российских кислых щей.
Как нам устоять пред многократным повтореньем на экране слёз.
И никуда не деться от нарисованных для нас на небосклоне звёзд.

к списку


Нет сомнений

Я не могу сказать тебе точно, когда я хочу,
Когда я люблю.
Зачем тебе помнить все слова, которые в бреду
Я тебе говорю.
За моей спиной, как за забором, ты можешь
Оттянуться всласть.
Мне с тобою трудно взлететь чуть выше, но
Ты мне не даёшь просто упасть.

Нет у меня сомнений насчёт тебя,
Нет у меня угрызений...

Ты мне часто рассказываешь, с кем ты была
Раньше, когда не встречалась со мной.
Ты наверно думаешь, цена возрастёт, чем
Больше народа оттянется с тобой.
Чуваки на коленях молили и плакали, когда ты
Уходила, пнув их ногой.
Я всегда тебя слушаю очень внимательно,
Я уверен, всё это было не с тобой.

Ты близка мне тогда, когда мы близки.
Знаю, и ты не скорбишь без меня.
О святой бездуховности нашей любви
Пусть безумно рыдает в уборных вода.
Ты знаешь запрещённые приёмы,
Ты мне никогда не даёшь остыть,
Ты сродни моим самым дурным привычкам
Но всё, заебался, бросаю курить.

к списку


Три цвета

И я могу летать,
Но так боюсь бывать на крышах,
Когда во мне твоя любовь
Вибрирует и мягко дышит.

Греет солнце, моё солнце греет.
Только лето входит в наши планы.
Мне нужны всего три цвета.
Где вы, где вы растаманы?

Мне сладок этот плен
Твоих улыбчивых объятий,
И несмотря на ряд смешных
Общественных мероприятий.

Раста красит моё солнце красным,
Раста красит моё солнце жёлтым,
Раста красит мир вокруг зелёным,
Моим солнцем освещённый...

к списку


Революция

Что ты можешь сказать мне об этой войне?
Я не мучился в танке, я не спал на коне,
Я не помню списков кровавых имён,
Мне не видно солнца из-за ваших знамён.

Я держу революцию в руках,
Я люблю твои истины впотьмах,
Верю в то, что с рождения был нем.

к списку


Другое

Петербург зажигает огни
lizametrika
mebelkina

к списку

Петербург зажигает огни
(Евгений Клепинин)


Первый куплет :

Этот город лучше всех ,

Я тебе его дарю одной ,

Лишь тебе одной ...

Мы здесь с тобой повстречались ,

И навсегда тут остались ,

В ночное небо посмотри ,

И мне улыбку подари ...

Припев :

Петербург зажигает огни ,

Этой ночью мы не уснём с тобой ,

Будем вместе до зари ...

Петербург разводит мосты ,

Я тебя обниму и прижму к себе ,

И скажу "Ай лав ю тебе" ...

Второй куплет :

Вдоль гранитных мастовых ,

Мы идём гулять с тобой вдвоём ,

Лишь с тобой вдвоём ...

И в сиянье белых ночей ,

По проспектам и площедям ,

Смотри Нева , смотри фантан ,

Всё это чудо только нам ...

Припев : - один раз -

Третий куплет :

Петербург это сказка и быль ,

Петербург исполняет мечты ,

Загадаю я ,

Чтоб была со мной ,

И хочу просить стань моей женой ...

Припев : - два раза-

к списку

lizametrika
(lizametrika)


Хороший сайт, отличный материал. Обновляйте почаще.

к списку

mebelkina
(mebelkina)


http://mebel-prosto.ru - Мягкая мебель мебель по индивидуальному дизайну на заказ. Лучшая мебель для Вашего дома. Производство мебели в Москве. Доставка мебели.

к списку


добавить песню / альбом

назад


новости | лирика | отзывы | другое | ссылки
объявления | песенник | обновление | чаво? | гостевая